История одного подвига одного из руководителей нашего района

История одного подвига одного из руководителей нашего района

Дорогие читатели! Мы регулярно публикуем воспоминания старожилов южных Курильских островов, которые приехали покорять, развивать их в советское время. Нередко гостями наших публикаций становятся и представители молодого поколения, совсем недавно приехавшие на остров, не заставшие разруху 1990-х после землетрясения. Сегодня жизнь налаживается, и по мнению молодежи, и по мнению старожил.
Однако в данной публикации речь пойдет о человеке, который всю свою юность, молодость и взрослую жизнь положил на то, чтобы страна, в которой он тогда жил, а это, напомню, был Советский Союз, процветала, и процветал народ, живущий на ее земле. Это Василий Ильич Войтович, который, напомню, с апреля 1977 г. по май 1981 года был первым секретарем Южно-Курильского райкома КПСС. Но поскольку в эти дни мы празднуем Великую Победу, расскажу о боевом подвиге Василия Ильича, Вторая мировая война для которого продолжилась, хоть он был призван в армию лишь в 1950-х годах.
Краткая биография Василия Ильича, опубликованная, к примеру, в южно-курильской газете «На рубеже» (тогда он избирался в депутаты Сахалинского областного Совета народных депутатов), скудно повествует нам о некоторых фактах его биографии. Родился в 1939 году в с. Тхорин Словечанского района Житомирской области. Спустя 10 лет приехал на Сахалин. И так далее… Но гораздо большее мне удалось выяснить в личной беседе с Василием Ильичом.


– Василий Ильич, несколько слов о себе.
– Наш разговор проходит в дни, когда мы празднуем Великую Победу, и, конечно, это накладывает особую ответственность. У меня погиб отец в войну в 1943 году, был сражен немецкой пулей на глазах родного брата (оба были разведчиками). Войну я не особо помню, немцев не довелось видеть. Но после войны Украина – это сплошная нищета была.
Действительно, жизнь тогда была тяжелая. Отец погиб на фронте, мать работала в колхозе, поэтому маленький Вася рано стал мужчиной. Или даже так: «мужичком». Приходилось вместе со старшим братом Петром управляться с хозяйством, большим огородом, а еще сестры – Анна, Мария, Антонина и Надежда, за ними тоже глаз да глаз нужен.
– Затем Вы через какое-то время переезжаете из одной части страны в другую: из западной Украины на остров Сахалин. Как же так получилось?
– После освобождения южного Сахалина и Курильских островов правительство объявило там поселение советских граждан. Было объявлено приглашение на работу на Дальний Восток, в частности на Сахалин. Старший брат и одна из сестер согласились и уехали туда на постоянное место жительства и работу. И я с ними.


«ТАК НАЧАЛАСЬ НАША ЖИЗНЬ НА САХАЛИНЕ»
Ехали долго: поезда, пароходы. Добрались, семью поселили во временные бараки. «Так началась наша жизнь на Сахалине», – вспоминает Василий Ильич.
Попав на остров, первым делом мальчик Вася пошел в школу, в первый класс в селении Костромское. Окончить удалось 5 классов.

– Затем стал взрослым. Меня уже стали привлекать к серьезным работам. В 1950-х годах вступил в комсомол, где принимал активное участие. И по комсомольской путевке был направлен в город Оху на строительство жилья для сахалинских нефтяников. Проработав там три года, был призван в армию.
И здесь трудовая карьера, если можно так сказать, прерывается. Василия Ильича Войтовича призывают в Советскую армию. И начинается карьера вполне героическая.
– В те годы служили три года. Служил в Холмском районе. Служба как служба. Меня направили в саперную роту строителем. Сразу избрали секретарем комсомольской организации роты, а командовал батальоном Герой Советского Союза Вилий Иванович Карпенко, опытный сапер.


«ВОЙНА ДЛЯ НАС ПРОДОЛЖАЛАСЬ»
Прошу Василия Ильича рассказать подробнее, так как в документальной повести «Дорогой огня» А. Ф. Полянского читал о том, что они с товарищами во время службы совершили настоящий подвиг.
– Как-то, в одно из воскресений прихожу из увольнения, приглашает меня Карпенко. Говорит, что нужно подобрать пять-шесть саперов, завтра выезжаем на задание. Какое – неизвестно.
Рано утром бойцов повезли в Долинск. В районе местной средней школы малышня обнаружила мины, гранаты, шашки и т.п., все – японские.
– Мы начали исследовать это место, там пристройки, сараи. И нашли целый склад японских боевых снарядов. Более 600 штук различного калибра. И пять-шесть дней мы занимались разминированием этого склада, вывозили на полигон снаряды и уничтожали их.
Здесь Василий Ильич выдает свой подвиг за обычную работу. А вот как об этом пишет Полянский. Привожу выдержку из его повести.


«Какой-то поясок цветной нанесен на головку снаряда. Неприятная штука.
– Неужели химические? – спросил Вилий Иванович.
– Все может быть.
Пока офицер производил внешний осмотр боеприпасов, рядовой Каримов обследовал участок вокруг. Миноискатель ничего больше не показывал. Как выяснили впоследствии, снаряды лежали глубоко под землей.
Все работы было решено отложить на завтрашний день, тем более, что на всякий случай следовало вооружиться средствами противохимической защиты.
У дороги ждали Войтович, Пикалов и Игамбердиев. Беспокойной была эта ночь рядом с зарытой в земле смертью.
Рассвет наступал медленно, неохотно. Сильно похолодало. На пожухлой траве выступил иней, с моря надвинулся туман.
– Ну, что ж, приступим, друзья! – сказал капитан Карпенко. – Рядовой Пикалов, готовьте заряд.
Боевая работа началась.
Вилий Иванович осторожно взял в руки снаряд с цветным пояском, отнес его подальше в яму. Рядом уложили мину. Подвели заряд, подготовили шнур.
– Зажигай! – скомандовал Карпенко.
Дымок змейкой побежал по земле.
– Всем – в укрытие! Надеть противогазы!
Глухо ухнул взрыв. Карпенко облегченно вздохнул. По облаку разрыва и цвету дыма он сразу определил: боеприпасы осколочно-фугасные.
«Значит можно смело взрывать», – решил он и приказал, соблюдая все меры предосторожности, собрать боеприпасы в одно место. Снарядов и мин было около десятка. Сержант Войтович подложил заряд и поджег шнур. Прогремел взрыв.
Когда дым рассеялся и саперы вновь подошли к ложбине, перед ними предстала такая картина. Часть откоса от взрыва сползла, и обнажились скрытые в земле боеприпасы. Из песка торчали десятки головок снарядов и мин. Целый подземный склад. Снаряды оказались запрятанными под метровой толщей земли. «Подрывать все сразу нельзя, –- подумал Карпенко. – Придется по частям. Ведь рядом ферма, да и до города не так уж далеко».
Каримов и Игамбердиев спустились в яму и, осторожно разгребая песок руками, извлекли первые снаряды. Они были все проржавевшие. Взрыватели еле держались. На металлических корпусах выступил пузырящийся белый налет – пикраты, очень чувствительные к температуре. Пикраты могут взрываться даже от маленького толчка. Требовалось большое умение и мужество.
Каримов, спускавшийся в яму, поскользнулся и чуть не упал на снаряды.
– Держись! – крикнул Войтович, подхватывая солдата за локоть. Но от резкого толчка сержант и сам чуть не потерял равновесие.
Все замерли. Войтович с трудом удержался.
– Ничего! – сказал он, вытирая пот со лба.
Работа продолжалась. За первый день было подорвано 220 снарядов и мин. Но вдвое больше их было ещё в земле.
Едва забрезжил рассвет следующего дня, воины снова приступили к своему опасному делу. Работать стало труднее. Смерзшаяся земля трудно поддавалась. Приходилось буквально каждый ком заледеневшей глины осторожно разрыхлять лопаткой, а затем разгребать руками. Пальцы коченели, плохо повиновались. Но воины настойчиво продолжали работу.
Люди устали. От перенапряжения ныли мускулы, ломило спину. Пот градом катился по лицам солдат. (…)
Трое суток без устали работали саперы. Трое суток за городом Долинском гремели взрывы. За это время из земли было вынуто и подорвано 627 японских снарядов и мин различного калибра…»


Вот так наперекор сержанту Войтовичу непосредственный свидетель – писатель Анатолий Полянский – описывал будничную службу саперной роты. А потом дед рассказал, что это был не единственный случай. Были еще полигоны, полные японских «подарков» и бессонных ночей. Рисковать жизнью приходилось не раз.
– Нас неожиданно пригласили в Южно-Сахалинск, в обком комсомола. Сказали, что мы проявили смелость, совершили подвиг. А для нас это была обычная работа. Приехали корреспонденты центральной газеты «Красная звезда» и дальневосточной газеты «Суворовский натиск». Они опубликовали Указ Президиума Верховного Совета СССР, в котором наша группа была награждена медалями «За отвагу», а командир Карпенко – орденом Красной Звезды.


«ЧЕСТВОВАЛИ КАК ГЕРОЕВ»
– Начались встречи в трудовых коллективах, все хотели знать, как нам удалось сделать то, что мы сделали. А мы просто выполняли службу и все.
Никогда не ощущал себя героем. Отслужив в армии, вернулся в поселок Лермонтово, в ставшее уже родным шахтоуправление. Опять стал рядовым шахтером. Два-три месяца проработал и был избран секретарем комсомольской организации. После стал секретарем комитета комсомола Поронайского ЦБК (целлюлозно-бумажного комбината).
Затем Василия Ильича уже пригласили на работу в Поронайский горком партии. И дальше началась партийная работа. Но это уже совсем другая история…

Наш корр.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *